Уникальные учебные работы для студентов


Fine words dress ill deeds эссе

Говорение несовместимо с практической деятельностью 3 Лексически говорение выражается при fine words dress ill deeds эссе глаголов to say 5 паремийto speak 4 паремииto talk 1 паремияи существительных speech 1 паремияtalk 2 паремии. Результат говорения выражается лексемами word 22 паремииprecept 2 паремииpity 1 паремияvoice 1 паремия. Метафорически говорение описывается при помощи глаголов to squeak 1 паремия и to bleat 1 паремия.

Использование дыхания при говорении положено в основу паремии Save your breath to cool your porridge. Лексема tongue в этих паремиях, совершенно аналогично русской лексеме язык, указывает на орган речи, через функционирование которого описывается говорение.

  1. Утопающий и за соломинку хватается.
  2. Представление об автономности, самостоятельности языка, очевидно, присуще английскому языковому сознанию в слабой степени.
  3. В этой же группе представлены пословицы, в которых многословию даётся отрицательная оценка по причине отрицательных его последствий — потенциальной возможности сказать то, что не следует.
  4. All are not merry that dance lightly.
  5. Придет солнышко и к нашим окошечкам. Во всем надо знать меру.

Таким образом, в английской паремиологии язык представляется прежде всего через говорение и его результат, то есть речь 64 из 66 паремий. Способность говорить представлена только одной паремией Dumb men get no lands.

Единственный случай представления о языке как о идиоэтнической коммуникативной системе реализован в паремии That is not good language which all understand not.

Можно отметить гендерную маркированность речевой деятельности в английских паремиях: В английских паремиях язык как орган речи выступает как могущественный инструмент воздействия на окружающий мир, обладающий высокой ценностью логема 1. Вместе с fine words dress ill deeds эссе, его деятельность зачастую малоэффективна, особенно по сравнению с практической деятельностью логема 2. В английских паремиях функции языка как инструмента сводятся прежде всего к приобретению материальных ценностей Dumb men get no lands; Speak and speed, ask and haveчто отражается в логеме "Язык является инструментом достижения жизненных целей".

Это свидетельствует об fine words dress ill deeds эссе большой значимости жизненных благ для английского языкового сознания, что коррелирует с данными этнопсихологии: Ни у кого богатство не пользуется таким почётом. Каково бы не было общественное положение человека в Великобритании, …, он прежде всего — коммерсант. Русские же намного более независимы от наличия денег и материальной собственности.

Представление об автономности, самостоятельности языка, очевидно, присуще английскому языковому сознанию в слабой степени. Это также соответствует этнопсихологическим наблюдениям: Таким образом, представления о языке в русской и в английской паремиологии практически полностью сводятся к проявлению языка в речи, к говорению и его результату. Паремиям присущ fine words dress ill deeds эссе на язык как явление, а не как сущность — то есть на конкретное, а не абстрактное.

Для английской паремиологии характерно гораздо менее отчетливое по fine words dress ill deeds эссе с русским представление о языке как об автономном, независимом органе, наделённом определёнными качествами, что проявляется в значительно меньшем количестве паремий, в которых язык характеризуется подобным образом. Одновременно анализ английских паремий позволяют сделать вывод о бульшей значимости материальных благ для английского языкового сознания, что коррелирует с данными этнопсихологии.

Оценка и оценочные коннотации Существует два типа аксиологических суждений, представленных в языке: Первый тип реализуется прилагательными хороший и плохой, а также их синонимами прекрасный, превосходный, fine words dress ill deeds эссе, худой и др. Эти прилагательные выражают холистическую оценку, подводящую аксиологический итог плюсов и минусов объекта.

Второй тип представлен суждениями, дающими оценку одному из аспектов объекта с определенной точки. Под коннотацией понимается "семантическая сущность, узуально или окказионально входящую в семантику языковых единиц и выражающую эмотивно-оценочное и стилистически маркированное отношение субъекта речи к действительности при ее обозначении в высказывании, которое получает на основе этой информации экспрессивный эффект".

  1. Сверху ясно, снизу грязно. На один гвоздь всего не вешают.
  2. Когда хочешь себе добра, то никому не делай зла.
  3. Доброе дело без награды не остается.
  4. Надсаженный конь, надломленный лук да замирённый друг равно ненадежны. Ближняя соломка лучше дальнего сенца.
  5. A blind man would be glad to see.

Как экспрессивно маркированный компонент семантики коннотация является продуктом оценочного восприятия и отображения действительности в процессах номинации. Красных, концепту свойственно включать в себя определённые коннотации. Существование оценки языка, равно как и оценочных коннотаций его имени, в ЯС не вызывает сомнения: При этом, как fine words dress ill deeds эссе, оценка относится к конкретным этническим языкам, а не к "языку вообще".

Они представлены следующими пословицами: Хороша верёвка длинная, а речь короткая; Недолгая речь хороша, а долгая — поволока; Короткую речь слушать хорошо, под долгую речь думать хорошо. Во всех из них положительная холистическая оценка даётся короткой речи и положительно маркируется немногословие. Среди пословиц о языке можно выделить группу пословиц, реализующих ценностное сравнение и являющихся общими суждениями о предпочитаемости: Презумпцией ценностных суждений является положение о том, что хорошее предпочитается плохому.

Все категории, оценивающиеся положительно, предпочитаются категориям, оценивающимся отрицательно. Одним из следствий этого является то, что предпочтение отдается количественному превосходству больше лучше, чем меньшено в то же время стремление к умножению благ ограничено чувством меры Арутюнова 1999: В части пословиц о многословии реализуется представление о том, что большое количество имеет тенденцию переходить в fine words dress ill deeds эссе качество: Чем завираться, лучше молча почесаться; Лучше не договорить, чем переговорить; Лучше не досказать, чем пересказать; На что перевирать, лучше смолчать.

Сколько стоит написать твою работу?

Здесь отдаётся предпочтение молчанию при сравнении его с многословием. К этому же классу суждений относится fine words dress ill deeds эссе Лучше ногою запнуться, нежели языком. В ней отражено убеждение в высокой ценности правильного речевого поведения. В части пословиц вводятся дополнительные ценностные fine words dress ill deeds эссе, снижающие ценность хорошего и улучшающие плохое, при этом встречается также инверсия аксиологических отношений: Доброе молчанье лучше худого ворчанья.

Здесь молчание само по себе оценивается отрицательно, и только "улучшенное", качественно превосходящее молчание становится способным быть оцененным выше "худого" разговора.

Основную массу паремиологического фонда занимают пословицы, не содержащие холистической оценки в явном виде, но несущие вместе с тем определённые оценочные коннотации холистического плана — позитивные либо негативные.

В связи с этим представляется целесообразным разделить множество пословиц, содержащих оценочные коннотации данного типа, на две категории: Позитивные коннотации присутствуют в пословицах, в которых отмечается сила, с которой язык воздействует на человека, могущество языка: Язык телу якорь; Язык с богом беседует; Язык — стяг, дружину водит; Язык царствами ворочает.

В данной категории также присутствуют пословицы с положительной оценкой речевой деятельности, соответствующей ситуации Чьё правое дело — говори смело; За правое дело говори смело; На великое дело — великое словолибо речевой деятельности fine words dress ill deeds эссе содержанием, воспринимаемым положительно Умные речи приятно и слушать; Доброе fine words dress ill deeds эссе и кошке приятно; Ласковое слово и кость ломит.

В категории с негативными коннотациями языка в первую очередь можно выделить суждения с коннотацией собственно языка как органа речи. Присутствующая в них негативная коннотация обосновывается представлением языка в качестве автономного органа, действующего независимо от разума, опережающего его: Языце, супостате, губителю мой! В этой группе пословиц представлены символические оппозиции язык — ум и язык — голова, где лексемы ум и голова указывают на человека — субъекта речевой деятельности.

В части пословиц подчёркивается могущество языка, именно оно служит источником негативной коннотации — языка следует опасаться: От языка не уйдешь; Язык везде достанет; Не ножа бойся, языка; Слово не стрела, а пуще стрелы а разит ; Слово не стрела, а сердце сквозит язвит ; Слово не обух, а от него люди гибнут; Бритва скребёт, а слово режет.

Другие пословицы этой категории представляют собой императивные немотивированные высказывания, в которых оценка даётся на фоне какого-либо вида человеческой деятельности, в основном процесса принятия пищи: Зёрна мели, а много а лишнего не ври!

Вильям Шекспир. Сонеты (Пер.С.И.Трухтанова)

Здесь негативная коннотация относится к многословию, как и в пословице Много баять не подобает. В этой же группе представлены пословицы, в которых многословию даётся отрицательная оценка fine words dress ill deeds эссе причине отрицательных его последствий — потенциальной возможности сказать то, что не следует: Больше говорить — больше согрешить; Меньше говорить — меньше греха; Меньше врётся — спокойнее живётся; Кто меньше толкует, тот меньше тоскует; Лишнее говорить — себе вредить; Лишнее слово в досаду во грех, во стыд вводит; За кукушку пустословие бьют в макушку.

В других пословицах негативные коннотации относятся к возможной передаче информации, не предназначенной для других, посредством речи Не всё сказывай, что поминается; Не всякому слуху верь, не всякую правду сказывай; Не всё мели вричто помнишь; Не всякую речь правду сказывай!

В части пословиц присутствует оппозиция говорить—слушать, при этом слушание маркировано положительно, а речь — отрицательно: Поменьше говори, побольше услышишь; Меньше бы говорил, да больше бы слушал; Кто говорит, тот сеет; кто слушает — собирает пожинает. Присутствует и оппозиция говорить—делать: Меньше говори, да больше делай! Здесь подчёркивается бульшая важность процесса физической деятельности по сравнению с речью. К этой же категории можно отнести пословицы, выражающие положительную оценку молчания: И глух, и нем — греха не веем; Молча легче; Не стыдно молчать, коли нечего сказать.

Присутствует неявное сравнение молчания и речи в пользу молчания: Молчанье — золотое словечко; Сказанное словечко — серебрянное, не сказанное — золотое; Сказано — серебро, не сказано — золото. Значительная часть пословиц о языке и речи выражает утверждение, что высказывание о некотором событии и само это событие — понятия невзаимосвязанные; иными словами, в пословицах отрицается причинно-следственная связь между высказанным утверждением о событии и самим проявлением этого события в материальном мире: От слова не сбудется не станется, не прикинетсяСловом человека не убьёшь; Слово не обух, в лоб не бьёт; Словом не перелобанишь; Не fine words dress ill deeds эссе то делается творитсячто говорится; Все мы говорим, да не по говореному выходит; Всё скоро сказывается, да не всё скоро делается; Скоро сказано, кабы да сделано; От приветливых слов язык не отсохнет.

Часто присутствует противопоставление акта речи и действия, при этом речи придается пренебрежительный оттенок; подчёркивается, что при помощи только языковой деятельности нет возможности совершить реальное действие: Языком капусты не шинкуют; Языком и лаптя не сплетёшь; Кто языком штурмует, не много навоюет; Горлом не возьмёшь; Горлом изба не рубится дело не спорится ; Плети лапти не fine words dress ill deeds эссе, а кочадыком!

Также в части пословиц отражается убеждение, что умение хорошо говорить далеко не всегда совместимо с наличием реальных навыков физической деятельности: Рассказчики не годятся в приказчики; Хороший рассказчик — плохой приказчик; По разговорам всюды годитсяа по делам никуды; На словах, что на гуслях, а на деле, что на балалайке; На словах, что на санях, а на деле, что на копыле. В паремиологическом фонде также представлены пословицы, дающие комплексную, двустороннюю оценку языка, и в fine words dress ill deeds эссе присутствуют коннотации обоего рода, как положительные, так и отрицательные: Язык голову кормит он же и до побоев доводит ; Язык поит и кормит, и спину порет; Язык хлебом кормит и дело портит; Язык до Киева доведёт и до кия.

Однако негативная коннотация проявляется более отчётливо, что отражается в порядке слов в пословицах: В английской паремиологии не удаётся выявить общеоценочных аксиологических суждений, связанных с языком и речью.

К классу суждений о предпочитаемости относятся пословицы Better the foot slip than the tongue и It is better to play with the ears than the tongue. В них отражено убеждение в высокой ценности правильного речевого поведения.

  • Выше головы не прыгнешь;
  • Иль грусть тебе и доставляет радость?
  • Плохой компромисс лучше, чем хорошая тяжба;
  • Beauty is but skin-deep;
  • Своя рубашка ближе к телу;
  • A hungry man is an angry man.

В пословице Better say nothing, than not to the purpose вводятся дополнительные ценностные признаки, снижающие ценность хорошего и улучшающие плохое, при этом встречается также инверсия аксиологических отношений. Молчание само по себе оценивается отрицательно, но оно становится способным быть оцененным выше "плохого" разговора.

В них оценка лексически выражается при помощи прилагательного best "лучший".

  • A fair face may hide a foul heart;
  • Молодой петух поет так, как от старого слышал.

В данном случае сравнение является fine words dress ill deeds эссе объект оценки выбирается из множества однородных объектов. В данных пословицах положительно оценивается немногословие первая пословица и молчание вторая и третья пословицы. Основную массу английских паремий, относящихся к языку и речи, составляют пословицы, не содержащие холистической оценки в fine words dress ill deeds эссе виде, но несущие вместе с тем определённые оценочные коннотации холистического плана — позитивные либо негативные.

В английских пословицах язык как орган речи и сама речь высоко оценивается как инструмент приобретения жизненных благ: The lame tongue gets nothing; Dumb men get no lands; Spare to speak and spare to speed; Speak and speed, ask and have; The squeaking wheel gets the grease.

Fine words dress ill deeds

Также язык считается определяющей силой в жизни человека: The tongue is the rudder of our ship, а также своего рода оружием: A good tongue is a good weapon.

Высоко оценивается эмоциональное воздействие речи на человека: Good words cool more than cold water. Вместе с тем в английских паремиях подчёркивается могущество языка.

  • Больше того, что можешь, не сделаешь;
  • Нужен, как собаке пятая нога.
VK
OK
MR
GP