Уникальные учебные работы для студентов


Человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе

  • Едигею было понятно желаниеАбуталипа оставить в наследство детям свои записи, мысли о пережитом;
  • Стало быть, воспитывать может сам образ жизни личности, как это ипроизошло с Едигеем;
  • Я враг идеалистической философии;
  • Согласно Маймониду, Тора преследует две цели;
  • Альбо различает три вида закона:

Передовые умы разных эпох много размышляли о том, каков он,пытались проникнуть в человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе многосложный мир. Но приходится признать,прогресс общественного развития не сделал это явление ни менеезагадочным, ни более простым. Обычно говорят, что человек неотделим от общества. Но есть и вторая существенная сторона той же самой зависимости. В неменьшей мере общество зависит от человека — от его социальногоразвития, гражданской зрелости, нравственных качеств, богатстваиндивидуальности.

Ведь не только обстоятельства творят, созидаютчеловека, но и человек творит, созидает обстоятельства. Жизнь идет вперед, и сегодняшнее поколение людей сталкивается ссовсем другим миром, чем мир вчерашний,— с миром сверхзвуковыхлайнеров, чудодейственной электроники, лазера, уникальных приборов,миром, оказавшимся перед лицом таких проблем, как энергетическийкризис, загрязнение окружающей среды, демографическая проблема,наконец, обострение социальных конфликтов; угроза термоядерногоуничтожения человечества.

Быть и остаться человеком в этих условиях непросто. Для этого мало уметь приспособиться к меняющимся человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе выполнять свой профессиональный долг, товарищеские илисемейные обязанности.

На плечи человека ложится ответственность нетолько за себя, но и за дела коллектива, за судьбы Родины —словом, за все, к чему он так или иначе причастен. Это мера, которойдолжен соответствовать человек, сознающий всю полноту такойответственности, Ф.

Среди всех многоразличных и сложных дел, которымимы озабочены ежедневно, есть дело, возможно, самое важное и оченьтрудное. Это — дело воспитания человека. Жизньусложняется, и для каждой эпохи ее заботы, тревоги и проблемыпредставляются паиболее трудными.

Но остается неизменно значимоймысль, высказанная некогда Аристотелем: Все сложно в деле воспитания. Но и, как нистранно, все. Это заинтересованностьчеловека в человеке. Вне деятельного чувства заинтересованности вблаге и счастье другого человека, причастности к судьбе своей странынельзя оценить все другие качества человека.

Толкования на Мф. 7:2

Потому-то безформирования такой заинтересованности немыслимо целеустремленноевоспитание и самовоспитание. С ее формирования воспитательный процессначинается, на этой основе строится. В данной книге говорится преимущественно очеловеке, проблемах его духовного развития, нравственноговоспитания. Не имея ничего против последнего,надо бы заметить, что оно нередко применяется без учета заключенногов нем обязывающего смысла. Не будет преувеличением сказать, что человек —это средоточие нелегких вопросов: Наукаутверждает, что человек есть продукт процесса, длившегося миллионылет.

  1. Память хранит в себе биографию или, точнее, то,что слагается в жизнь, становится в конце концов судьбой человека. Это заинтересованностьчеловека в человеке.
  2. Аможно сделать это так конкретно, осязаемо, убедительно, как сделалэто в своем романе Ч.
  3. Мы знакомимся с нимкак раз в тот момент, когда рвется последняя ниточка, придававшая вего глазах смысл бытию,— его чувство к Элен.

В тоже время нельзя не видеть и другую сторону проблемы: Это вполне соответствует известному марксистскомуположению о том, что сущность человека есть совокупность всехобщественных отношений. Без понятого так человека пустым ибессодержательным будет понятие общества. Благодаряэтому он представляет собой вполне объективный показатель состояниявсего общества, и по тому, что происходит с ним, можно судить обобществе в целом.

Впредлагаемых вниманию читателей очерках автор использует диалог,монолог, обмен письмами и т. В разговоре на темывоспитания, нравственности искусство просто незаменимо, помогаетразобраться в проблемах тонких, щепетильных.

Ведь оно занимаетсямиром человеческих чувств, мотивов, желаний специально, находяв самом уникальном проявлении человеческой жизни не толькосокровенное, но и типическое. Действительно, ни одна сфера знания и познания не может соперничать сискусством человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе умении представлять душевную ситуацию в целом,отыскивать гармонию и обнажать дисгармонию там, где они скрыты завнешней оболочкой предметов, явлений, событий.

Это верно поотношению не только к музыке, но и к человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе воспитания. Читатель пособственному опыту знает, как важна в нравственном воздействии точнонайденная интонация. Никто из нас, молодых или взрослых, не терпитназидательности, нравоучительности, морализаторства, переставаяслышать даже самые доброжелательные и полезные советы. Дело, впрочем,даже не в тоне, не в интонации, а в том, чтобы говорить другим лишьто, что прочувствовано и пережито тобой, что составляет сплав знанияи убеждения.

Десять — пятнадцать лет назад к ним прибегалисравнительно редко.

  1. Но я думаю, чтокогда-нибудь придут к иной мере. Достоинство человека не надо путать, как часто ещебывает, с пустой гордыней, самовыпячиванием, чванством.
  2. Мудро сказано, что страдание — это тожеспособ, каким человек познает мир и самого себя.
  3. Не имея ничего против последнего,надо бы заметить, что оно нередко применяется без учета заключенногов нем обязывающего смысла.
  4. Память нужна тем, кто испытывает каждодневнуюпотребность в духовной связи с другими людьми, со своим временем, счеловечеством.

Более того, порой относились настороженно,усматривая в них некоторый оттенок идеалистического. Но если вдуматься, потребность вопределении духовного содержания, потенциала личности или образажизни человека вполне понятна и объяснима.

Это и закономерныйрезультат повышенного внимания к индивидуальности, внутреннему миручеловека, и в то же время подтверждение действенной силы высокой мерынашего — социалистического — измерения человечности илибесчеловечности бытия. Той самой меры, которую ни в коем случае и нипод каким видом нельзя снижать и упрощать. Тема нашего размышления по существу своемуфилософская и обсуждается уже.

Насколько человек человечен всвоем облике и поведении? Или, иначе говоря, насколько он воспитанкак существо культурно-историческое, духовно развитое и богатое?

Вопрос конкретный и для нынешнего поколения весьма актуальный. Кажется, ясно, что обладание и пользование всевозможными благами —материальными и духовными — само по себе еще не делает человекасчастливым хотя до поры до времени он и может заблуждаться на сейсчет. Достижение известного уровня материального благосостояниясоставляет лишь первое необходимое условие полноценного человеческогосуществования.

А о том, насколько это существование, сама эта жизньчеловечна, счастлива и возвышенна, мы судим человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе другим человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе ипараметрам, где духовному началу жизнедеятельности посправедливости отводится очень важное место и значение.

Ведь идеалнаш отнюдь не сытый, хорошо одетый и живущий в комфортных бытовыхусловиях человек-потребитель. И как бы мы ни гордились нашимидостижениями в трудном деле повышения материального благосостояниясограждан, не они только определяют прогресс социального икультурного развития общества. Отмечая эти достижения, мы в большом ималом стремимся понять и оценить, как преобразование условий жизнисказалось на самом человеке, насколько оно меняет, и меняет клучшему в коммунистическом смысле слова, духовный мир личности.

Еслипод последним подразумевается индивидуальное проявление связей иотношений человека с обществом и временем, которым он принадлежит, тодуховность представляет собой важное мерило общественногопрогресса. Древние философы попытались, как известно, черезчеловека и посредством человека характеризовать мир в целом.

Она, говоря проще, зиждется па том, что человек содержит в самом себеизмерение всего окружающего его мира, и, следовательно, все с ним, счеловеком, соизмеримо. В ответ на изречение Протагора он сказал,что скорее вещи являются мерой для человека. Действительно, чтобыпознать сущность предметов, вещей, необходимо подойти к ним с ихмерой качественно-количественной характеристикой. Однакорациональный момент в формуле-определении Протагора тоже имеется,если рассматривать человека как исторически и социально конкретноесущество.

И тогда это будет означать соответствие соразмерность человека — его мотивов, целей, средств, действий, поступков —его назначению быть во всех случаях и во всех проявлениях своейжизнедеятельности, которая совершенно конкретна, исторична в своемсоциальном содержании, действительно и безусловно человечным,гуманным.

Рассматривая и оценивая тот или иной факт,феномен, событие общественной жизни, мы нередко отвлекаемся отчеловека, от его потребностей интересов. Поскольку речь заходит об удовлетворении человеческих потребностей, овещах и процессах, затрагивающих непосредственные или долговременныеинтересы людей, такой подход и оценка просто необходимы. Это ведьтолько кажется, что собственно человеческая мера якобы абстрактна илинедостаточно определенна, чтобы ею можно было руководствоваться вконкретной ситуации и при решении конкретных задач.

В социалистическом обществе главной мерой оценкичеловека и одновременно практической целью процесса общественноговоспитания выступает коммунистический идеал человека —представление о целостной, всесторонне развитой личности,гармонически сочетающей в себе духовное богатство, моральную чистотуи физическое совершенство.

Этот идеал выражает не абстрактную идеюморального праведника, а связывается со вполне реальными, насущнымипотребностями общественного развития, со строительством самогогуманного и справедливого общества — коммунистическогообщества.

Как видим, имеется много мер, с которыми человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе к миру и к своей собственной жизни и деятельности.

Среди нихесть и выработанные искусством. Человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе, та, которая заключена вобразе знаменитого Дон Кихота. Однажды, отмечая достоинства реальногочеловека, Ф. Достоевский сравнил его с героем романа Сервантеса исказал: В известной мере. Знакомаяженщина-журналистка как-то поделилась со мной своими мыслями на этотсчет: И превращать образ Дон Кихотав символ человека и человечности вряд ли стоит.

Тем более что времядонкихотов давно и безвозвратно прошло. Все оказываетсясложнее, если идти от жизни. Обстоятельства иногда складываются такимобразом, что и в нашем обществе появляется нужда в донкихотах, они ив благоприятных социальных условиях находят себе применение.

Амосову школьники как-то задали вопрос: А Дон Кихот — личность светлая. Если бы всемогли так, как Дон Кихот, драться со злом, не думая о себе! Тем, кто склонен переоценивать возможности и рольрассудительного поведения, требуя полного согласия чувства и мысли человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе акте воления, их действия подчас могут представлятьсясовершенно неразумными и даже бессмысленными.

Но даже тогда, когдаэти действия не достигают желаемой цели а бывает и такнельзя невосхищаться присущими таким людям чувством активного неприятиянесправедливости, непримиримостью со злом, потребностью выразить это,не считаясь с обстоятельствами.

Философия еврейская

Часто ведь нетникакого времени, чтобы согласовать мысль, чувство и волю, просчитатьвсе возможные варианты и учесть максимум альтернатив. Талантливый ученый, он был и членом Генеральногосовета Интернационала. Это о человек мерится той мерой которой он мерит сам эссе сказал однажды К. Постоянно гонимый, часто судимый за революционную деятельность,Лопатин по велению сердца совершил множество добрых дел, которые ему никто не поручал: Лаврова; готовил еще более дерзкое похищение из сибирской ссылки Н.

Чернышевского, которого он лично не знал, а руководствовалсяединственно чувством глубочайшего уважения к личности революционногодемократа; наконец, одним из первых угадал великое значение главногосочинения К.

Маркса для судеб человечества и собственного народа. Из множества удивительных поступковэтого человека достаточно рассказать об одном, для Лопатиначрезвычайно характерном.

Было это в 1901 году. У тех, кто долго сидел вказематах, складывалось ощущение, что там, за стенами крепости, наволе, ничего, никакого движения, борьбы не происходит. И вдруг,словно из бездны метеорит, Петр Владимирович Карпович, учившийся вМосковском университете.

Решив отомстить за забастовщиков, изгнанныхиз университета революционно настроенных студентов, он казнилминистра просвещения Боголепова. Карпович принес благую весть: Предрекая близость революции, он поднимал дух шлиссельбуржцевнаскоро исписанными клочками бумаги, оставленными под камнем впрогулочном тюремном дворике. Он ободрял других узников крепости, асамому ему в это время был предписан самый строгий режим, безмалейших послаблений.

Ничего из того, что старые узники вырвалипротестами, самоубийствами, голодовками,— ни книг, ни писем, низанятий ремеслом или огородничеством, ни общих прогулок — емуне разрешалось. И тюрьма затаила дыхание. Увы, ни у кого не нашлось на это сил нидушевных, ни телесных. И лишь один из всех, лишь узник номер двадцатьсемь, Лопатин, заявил:

VK
OK
MR
GP